• Facebook Clean
  • Twitter Clean

Альберт Сёмин. Хлебá и головы*

01/23/2016

Заброшенная деревня. Фото: РИА «Новости»

 

         За последнюю пятилетку социализма, в 1986–1990 годы (а они не были успешными), Россия вырастила 520 млн. тонн зерна, а с 2011 по 2015 год собрала только 466 млн.

         В последнее время с высоких трибун всё чаще звучат хвалебные отзывы об успехах в аграрном секторе: он-де даёт высокий процент роста производства, страна собирает хорошие урожаи зерна, сельское хозяйство чуть ли не локомотив всей экономики.

        При этом многие специалисты убеждены, что наше сельское хозяйство кормит лишь около 70 процентов населения страны, импорт продовольствия не сокращается, даже растёт, фальсификация продуктов питания приняла угрожающие размеры, деревня вымирает.

          Что происходит? Нужна объективная оценка положения дел в стране, блокированной санкциями. Итак, как же развивались основные отрасли сельского хозяйства в период активных реформ – с 1990-го по 2015-й?

Об этом размышляет известный специалист Альберт СЁМИН. (* печатается с небольшими сокращениями, ред. сайта)

 

                            Ни шагу вперёд

            Двадцать пять лет Россия топчется на месте. Правительство восхищается приростом сельского хозяйства то на 2, то на 6 процентов. Премьер даже сравнил аграрное производство с драйвером всей экономики. А это была лишь компенсация потерь. Ликвидация гигантского провала. За последние двести лет в экономике России не было столь длительной стагнации зернового хозяйства, как за период псевдолиберальных реформ.

        Одна из главных причин явления – экспорт почти всех минеральных удобрений. Известно, что после засухи 1963 года Никита Хрущёв начал создавать самую мощную в мире базу по производству удобрений – на 100 млн. тонн. И было на чём. У нашей страны, по сути, самые крупные месторождения минерального сырья, дешёвые электричество и газ. К 1990 году Россия (именно РСФСР, а не СССР в целом) уже вносила в почву 10 млн. тонн химических препаратов.

        Однако в первые годы реформ, когда собственники в деревне оказались без гроша в кармане, покупка удобрений аграрниками резко сократилась. Опасаясь затоваривания заводов, их разорения, правительство разрешило экспорт удобрений. А на вырученную валюту обязало модернизировать предприятия. Уже двадцать лет идёт борьба земледельцев с производителями удобрений за продажу химической продукции внутри страны. Но пока нашим фермерам удаётся вносить лишь 2 млн. тонн. А 16 млн. ежегодно уходят за рубеж, туда, где на каждый гектар их используют в 5–10 раз больше. При этом наши химические предприятия не дремлют: регулярно повышают внутренние цены на продукцию, словно бы стремясь к тому, чтобы на выходе продукция отечественного земледельца была нерентабельной.

       В сентябре 2015 года президент Владимир Путин встречался в Ростовской области с работниками крестьянских (фермерских) хозяйств. Ему опять, в который уж раз, фермеры пожаловались, что не могут достать удобрений для сева. Присутствовавший на совещании А. Дворкович, вице-премьер, курирующий сельское хозяйство, сказал Путину:

      – На внутренний рынок поставляется всего 5 процентов удобрений, остальное – на экспорт. Они (заводы. – А.С.) готовы поставлять ровно столько, сколько у нас рынок запрашивает. Мы с ними решаем этот вопрос. (???)

        Как же вы это решаете, господин вице-премьер?!

       Мы вносим не 95, а всего 5 процентов! За годы реформ за рубеж вывезли более 300 млн. тонн! Равносильно потере для России 450 млн. тонн зерна! Нынче по импортозамещению это самая эффективная мера!

       Путин, однако, тогда вновь почему-то поддержал промышленников:

       – Нужно, конечно, сбалансированно на эту отрасль смотреть, чтобы не подорвать саму отрасль по производству удобрений.

       Да, хорошо бы «смотреть сбалансировано». Но после этих слов удобрений уже никто не просил. И так уже много лет. Как будто производство удобрений создано в стране для иностранных фермеров, у которых мы затем… покупаем продовольствие.

       В декабре минувшего года Минсельхоз поставил вопрос о том, чтобы в ближайшие десять лет довести внесение удобрений до 6 млн. тонн. Но, напомню, в 1990 году мы уже вносили 10 млн.! Ныне фермер, потеряв веру, что получит удобрения, сдаёт машины для их внесения в металлолом. Они же устаревают!

      Главная опора в производстве зерна – материально-техническая база. Во время передела собственности вспыхнуло, как инфекция, массовое банкротство колхозов и совхозов, а затем и вновь созданных крестьянских (фермерских) хозяйств. Десятки тысяч их прошли процедуру «финансового оздоровления», как записано было в новом законе, а в действительности – распродажу имущества с молотка. Уничтожили 76 процентов тракторов, 80 процентов зерноуборочных комбайнов, других сложных машин. Если в 1990 году на один трактор в России была нагрузка 95 га пашни, то нынче – 255; на комбайны соответственно – 155 га и 400.

       Почти полтора миллиона этих машин разрезали электро- и газосваркой, несколько миллионов тонн высококачественной стали за копейки досталось Западной Европе. Были ликвидированы мощные государственные системы, обслуживающие сельское хозяйство: «Сельхозтехника» – по ремонту тракторов и комбайнов, «Сельхозхимия» – по внесению удобрений и пестицидов, «Росколхозстрой» и «Сельстрой» – по строительству в селе.

       Казалось, что эти-то системы надо лишь, как говорится, слегка переформатировать, и они станут главной опорой фермерских хозяйств. Но громили всё подряд.

       Не уберегли и государственные селекционные центры, племенные хозяйства, от которых зависят урожайность и качество новых сортов и продуктивность скота. О каком потенциале сорта можно говорить, если у нас, в отличие от «цивилизованного мира», в большинстве селекционных центров уже лет десять не работают ни климатокамеры, ни фитотроны! Создание новых сортов возвратилось к дедовским методам. Замедлилось в три-четыре раза! Почему?

       Во-первых, сократили финансирование. Во-вторых, взвинтили тарифы на электричество так, словно селяне в стократ богаче нефтяников и газовиков.

        В прошлом году завезли из-за границы 95 процентов семян сахарной свёклы. Потому что своё семеноводство с помощью зарубежных радетелей удушили. А если завтра перекроют поставку семян? Что, лет пять будем пить чай с сахаром вприглядку? Или у нас завалялись лишние 220 млрд. рублей для закупки чужого сахара?

     Почти то же случилось с семенами кукурузы, подсолнечника, некоторых других культур!

 

Литературная газета, 2016, № 1-2

 

«ЛГ»-досье:
Альберт Семёнович Сёмин – учёный-агроном, доктор сельскохозяйственных наук. Родился в Рязанской области. После школы работал в колхозе, где председателем был его отец, – молотобойцем, электриком, бригадиром полеводческой бригады. Окончил Харьковский сельхозинститут. В 1961–1969 годах – старший, затем главный агроном совхоза, начальник Белгородского колхозно-совхозного управления, первый секретарь Белгородского РК КПСС, заведующий сельхозотделом Белгородского обкома партии. В 1975–1986 годах – сотрудник Министерства сельского хозяйства РСФСР, в 1986–1991 годах – заместитель министра. С 1991 года – президент Союза семеноводов России. В 1998 году – советник председателя Совета Федерации РФ. Автор более чем ста научных работ, книг «Селекция и семеноводство в условиях рынка», «Изменяйтесь или умирайте!» и др. Недавно вышла его новая книга «За­тмение», посвящённая аграрной политике пяти поколений страны. Многолетний автор «ЛГ».

 

Please reload