Вадим Попов. Покушение на ГОЭЛРО


Татьяна Еленок. «Кремлёвский мечтатель»

95 лет назад на VIII Всероссийском съезде Советов был принят план электрификации России.

Происходило это 22 декабря, в самый короткий день года, в Большом театре, при власти большевиков. Последнее обстоятельство стало причиной забвения грандиозного исторического события.

А если его и вспоминали в последние четверть века, то большей частью с разоблачительным пафосом. Дескать, большевики украли идею, которая был разработана ещё в Российской империи.

Для современного мифотворчества стало традицией искать корни успехов социалистической системы в благословенных царских временах. Вот, например, доктор экономических наук Юрий Корякин доказывает в своей статье, что Ленина и его команду нельзя считать создателями ГОЭЛРО. Эта статья стала основой для множества студенческих рефератов, тысячи молодых людей скачивают из Сети концепции Ю. Корякина, считая их достоверными.

План электрификации, по Корякину, был «продолжен коммунистической властью, однако с присущей ей политической бесцеремонностью и нечистоплотностью – пороча (или умалчивая) сделанное предшественниками, присваивая чужое, выдавая его за грандиозные успехи советской власти при её движении к коммунизму».

Ну и, конечно: «Власть в стране захватили люди, абсолютно несведущие ни в управлении экономикой, ни в технике». Правда, доктор наук Корякин почему-то умалчивает, что Глеб Кржижановский (руководитель проекта ГОЭЛРО) окончил с отличием Петербургский технологический институт, был блестящим инженером и, что называется, энтузиастом электрификации. Но Корякин предлагает другую версию: «Глебу Кржижановскому, другу Ленина, старейшему члену РСДРП, удалось в 1907 г. внедриться в Петербургское отделение «Общества электрического освещения 1886 г.». Затем он образовал в нём большевистскую ячейку…»

Да, безусловно, Кржижановский был активным революционером, но ещё при царе занимался, например, проблемами использования гидроресурсов Волги, разрабатывал план строительства электростанции в районе Самарской Луки (самой большой излучины реки). Вот каким образом была встречена инициатива электрификации местной властью:

«Конфиденциально. Стол № 4, № 685. Депеша. Италия, Сорренто, провинция Неаполь. Графу Российской империи его сиятельству Орлову-Давыдову. Ваше сиятельство, призывая на вас Божью благодать, прошу принять архипастырское извещение: на ваших потомственных исконных владениях прожектёры Самарского технического общества совместно с богоотступником инженером Кржижановским проектируют постройку плотины и большой электрической станции. Явите милость своим прибытием сохранить божий мир в Жигулёвских владениях и разрушить крамолу в зачатии. С истинным архипастырским уважением имею честь быть вашего сиятельства защитник и богомолец. Епархиальный архиерей преосвященный Симеон, епископ Самарский и Ставропольский. Июня 9 дня 1913 года»...

Одним из разработчиков плана ГОЭЛРО был и Леонид Красин, тоже соратник Ленина, марксист. Но кроме революционных заслуг Красин, несомненно, обладал и необходимым профессионализмом. Как и Кржижановский, он был блестящим инженером (по окончании в 1900 году Харьковского технологического института руководил строительством Вятской электростанции)…

Достаётся от Корякина и Ленину. Кем только Владимира Ильича не представляли в рамках гласности и демократизации: и евреем, и сифилитиком, и антихристом. Корякин мягче – он не согласен, что создатель Советского государства был идейным вдохновителем ГОЭЛРО: «В нескольких письмах Ленина из эмиграции был высказан ряд наивных, банальных и нелепых соображений…»

Но позвольте, вот, например, в работе 1901 года «Аграрный вопрос и критики Маркса», рассуждая об отчуждённости народа от культурных ценностей, Ленин пишет: «В настоящее время, когда возможна передача электрической энергии на расстояние, когда техника транспорта повысилась настолько, что нет ровно никаких технических препятствий, чтобы сокровищами науки и искусства, веками скопленными в немногих центрах, пользовалось всё население…» Где же здесь наивность, банальность? Скажи такое Столыпин или Колчак – записали бы их в пророки интернета…

Тот самый народ, избавившийся от социальной и культурной отчуждённости при советской власти, и к Ленину, и к ленинскому плану ГОЭЛРО относился иначе. С трагической яркостью описывает историю электрификации Андрей Платонов в рассказе «Лампочка Ильича».

«А меня влекла не только полезность дела и своё пропитание, но и интерес к жизни – советское строительство», – рассуждает главный герой рассказа, решивший построить в селе электростанцию. Из рассказа, написанного в 1927 году, следует, что препятствовали электрификации теряющие прибыль кулаки – владельцы мельниц-ветряков. Эту сельскую прослойку у нас так старательно идеализировали в последние десятилетия, что многие не понимают, что же кулаки на самом деле собой представляли. Они-то и сжигают в рассказе Платонова сельскую электростанцию…

По существу, план ГОЭЛРО, как сейчас бы выразились, стал «драйвером экономики». Позволил создать саму эту экономику, без которой победить в Великой Отечественной войне было бы просто невозможно. Только несколько цифр: в 1917 году в стране было 75 электростанций, в 1927-м – 858; текущее потребление (тыс. кВт•ч): 1917 г. – 622, 1927 г. – 10 000; обслуживаемые сельскохозяйственные поселения: 1917 г. – 0, 1927 г. – 89 739.

План ГОЭЛРО перечёркивает множество перестроечных и современных догм о пороках плановой экономики, ставит под сомнение принципы нынешней экономической системы. В соответствии с методикой внедрения «невидимой руки рынка» и разрушалась единая энергосистема страны России. Либералы-фундаменталисты уничтожали наше главное конкурентное преимущество – дешёвое доступное электричество. Ничего нового – обычная кулацкая философия: грести под себя и не думать об общих интересах.

  • Facebook Clean
  • Twitter Clean