• Facebook Clean
  • Twitter Clean

МАТЕРИАЛЫ О ДОКЛАДЕ С.Ю. ГЛАЗЬЕВА

09/18/2015

 Александр Драбкин.  Меморандум Глазьева: "Лево руля?!"

       Западные специалисты подчеркивают, что замысел Барака Обамы превратить российскую экономику "в руины", неосуществим. Поэтому авторитетные эксперты с особым вниманием вглядываются в циркулирующие по московским властным коридорам аналитические разработки, в которых прогнозируется предстоящий успешный выход России из "зоны кризиса".

Большая тройка.

        Деловая пресса выделяет среди авторов многочисленных анализов и гипотез три фигуры: Алексей Кудрин, Алексей Улюкаев и Сергей Глазьев. К разнообразным суждениям господина Кудрина влиятельные прогнозисты относятся несколько скептически - уж очень они напоминают перефразированные идеи господина Гайдара, которые в начале девяностых годов прошлого века считались благодаря личной поддержке господина Ельцина "истиной в последней инстанции". Результаты печально знаменитых "пятисот дней", "спасительной приватизации" и прочих маниловских фантазий (некоторые говорят - экономических диверсий) сегодня совершенно очевидны. И возвращение к ним имеет только одну целесообразность: отрицательный результат - тоже результат. Ошибки, дорого обошедшиеся стране, не предполагают их реинкарнации.

       Ведомство господина Улюкаева знаменито своими хронически оптимистическими прогнозами. Правда, реальность их корректирует весьма серьезно. Так, внесенный ныне в правительство России документ "Основные параметры прогноза социально-экономического развития РФ на 2016 - 2018 годы" заметно отличается даже от версии аналогичного документа, датированной 19 августа нынешнего года. Тогда предполагалось, что цена барреля нефти в 2015 году составит 52 доллара. В 2016 году намечался рост до 55 долларов и подъем до 60 долларов в 2017-м. Сейчас прогнозируется цена в 2015 - 2016 годах на уровне 50 долларов с ростом до 55 долларов в 2017 году. Подъем розничного товарооборота по августовскому варианту был равен 1,9%, а по нынешнему прогнозу - 0,7%. Соответственно увеличение промышленного производства в августе предполагалось на 1,1%, а ныне - на 0,6%. И так далее. Расхождения, на первый взгляд, небольшие, а в сумме - огромные.

       Конечно, в начале сентября на встрече G-20 управляющий директор Международного валютного фонда Кристин Лагард заявила, что риски замедления экономического роста, особенно для развивающихся стран, заметно увеличились. Но Россия все-таки не Габон. И не некая усредненная развивающаяся страна (по крайней мере, в сфере оценок ее экономического положения собственными специалистами). Или уже Габон?

      Что касается господина Глазьева, то нынешний особый интерес представляет его доклад "Конкурентный потенциал России и пути его реализации", который подготовлен для межведомственной комиссии Совбеза РФ по безопасности в экономической и социальной сфере. Документ вызывал бурную реакцию в бизнес-сообществе, а также в различных стратах властной элиты. Некоторые политологи прямо объявили, что в Москве готовится "крутой поворот влево", чем взволновали неискушенных обывателей. Как, впрочем, и кое-каких знатоков "российского византизма".

       Одновременно был запущен тезис о том, что перспективы "меморандума Глазьева" будут определяться после поездки в сентябре Владимира Путина в Нью-Йорк на юбилейное заседание сессии Генеральной Ассамблеи ООН. А повлияют на судьбу документа результаты официальных и неофициальных встреч российского президента "на полях" ооновского юбилея.

      Столь серьезные гипотезы очевидно требуют внимания. Прежде всего - о процедуре. В межведомственной комиссии Совбеза РФ, о которой идет речь, заседают заместители федеральных министров и главы профильных госструктур. Она готовит предложения для Совета безопасности - органа консультативного. Таким образом, речь идет вроде бы не о директивном документе, а о сугубо совещательном. Однако, как показывает опыт, такого рода построения могут стать и основой президентских решений, что делает их абсолютно директивными. Специалисты считают, что подобное развитие событий возможно, хотя логика "меморандума Глазьева" весьма существенно отличается от нынешней правительственной идеологии.

      Цель

     Эксперты обнаружили в совбезовском документе родовые черты, присущие трудам лауреатов Нобелевской премии Элинор Острем и Оливера Уильяма - в частности, идеи стимулировать в России создание "народных предприятий" и "советов работников, научно-инженерных советов, советов управляющих". При этом собственники вынуждены будут сосуществовать с такого рода структурами. Вообще, в труде Глазьева и компании аналитики усматривают близость к академической науке и, в частности, к трудам академика Дмитрия Львова, датированным восьмидесятыми - девяностыми годами прошлого века. Удастся ли идеи, циркулирующие в Отделении общественных наук РАН, воплотить в документы Совета безопасности РФ, неизвестно. Но намерение использовать академические наработки для вполне практического вхождения "в ядро мировой экономической системы" выглядит весьма привлекательно.

      Возникает естественный вопрос: какие же цели предполагается достичь на пути совмещения интеллектуальных построений ученых и абсолютно прагматичных предложений Совбеза РФ? Результат ожидается поистине ошеломительный: до 2020 года рост выпуска промышленной продукции должен составить 30 - 35%; переход к "экономике знаний" предполагает увеличение доли расходов на образование, здравоохранение и социальную политику с 6,5% до показателя, близкого к 40%; наращивание "нормы накопления" должно вывести показатель "валовых накоплений в ВВП" на уровень 35 - 45%.

      Все это выглядит очень амбициозно. Тем более что совершить такой "модернизационный рывок" предполагается в исторически кратчайший срок - за 5 лет. Кому-то это напоминает "Большой скачок" Председателя Мао, кто-то рассуждает об идее "построения коммунизма к 1980 году". Но ведь были еще и абсолютно реальные планы, разработанные в сталинские времена: тогда существовала альтернатива - или реализовать намеченное, или отстать. "А отставших бьют", - чего нельзя было допустить тогда, нельзя и сейчас. Только на этом пути можно избежать "стагфляционной ловушки", реальных угроз для экономической безопасности страны, "внешнего контроля над инфраструктурой управления". И главное - не превратиться в "мировую периферию", угнетаемую "неэквивалентным обменом".

      Шесть блоков

     Реорганизация будущего по Глазьеву разбита на шесть важнейших разделов.

Первый раздел (блок) - план перехода к суверенной денежно-кредитной политике (ДКП). О неэффективности нынешней российской ДКП не рассуждал только ленивый. Множество весьма квалифицированных исследований зарубежных специалистов не оставляют от нее, как говорится, камня на камне.

      В "меморандуме Глазьева" во главу угла поставлено рефинансирование ЦБ по ставке 2% "целевых" кредитов на срок до пяти лет в сумме 3 триллиона рублей (конечная ставка 4%). В целом же эмиссионная программа, как предлагается, должна составить порядка 20 триллионов рублей на пятилетку.

      Специалисты обратили внимание на план поддержки частных компаний. Она возможна только при "встречных обязательствах перед государством по производству продукции (или оказанию услуг) в определенном объеме в определенные сроки, по определенным ценам". При невыполнении обязательств частные компании становятся должниками государства. Задолженность определяется "в размере стоимости непроизведенной продукции". Судьба должника не оговаривается.

       "Остановка спекулятивного вихря" на рынке валют рассматривается в разделе "Стабилизация курса рубля, прекращение утечки капитала, дедолларизация экономики". В нем предполагается "запрет на покупку валюты юридическими лицами без оснований совершения платежных операций". При этом намечается ввести "временный налог (резервирования средств)" на конвертационные операции и трансграничные платежи. Станут обязательными продажа валютной выручки, а также полное "нефинансовое запрещение займов нефинансовых организаций". Еще одна новация - "введение контроля за трансграничными операциями капитального характера посредством лицензирования", а также необходимость "аргументированного обоснования" экспорта капитала исходя из пользы этого для экономики РФ.

      Временное замораживание цен "на товары ежедневного потребительского спроса", установление предельной "маржи торговой системы" в 25% между ценой производителя и розничной ценой, предоставление права Федеральной антимонопольной службе при колебании цены "резко возвращать ее на прежний уровень" - ключевые положения раздела, посвященного стабилизации цен. Там же отдельным пунктом предполагается "рационализация электроэнергетики" с "устранением негативных последствий реформирования РАО ЕЭС". Эксперты полагают, что речь тут идет о фактическом отказе от реформ, ассоциируемых с идеями и действиями господина Чубайса.

       Раздел "Нейтрализация антироссийских санкций" предусматривает разрешение компаниям объявлять форс-мажор по "отношению к кредитам, предоставленным странами, которые ввели финансовые санкции против РФ". Эксперты предполагают в связи с этим фактическую легализацию отказа от погашения всего частного внешнего долга. Резервный фонд и Фонд национального благосостояния рекомендовано конвертировать в золото и "обязательства стран БРИКС". С ними следует образовать "систему международных банковских расчетов, независимую от стран НАТО". Систему платежей по банковским картам рекомендуется создать на основе совмещения ее с существующей в Китае. В рамках деофшоризации предполагается расторжение соглашений по двойному налогообложению с Кипром и Люксембургом, а также введение 30-процентного налога на все операции с теми офшорными юрисдикциями, которые не сотрудничают с РФ.

      Ряд стратегических и социально значимых предприятий не рекомендуется передавать в руки иностранцев. При банкротстве на их базе предлагается создавать упомянутые выше народные предприятия. Более полно этот сюжет рассматривается в разделе "Гармонизация интересов субъектов хозяйственной деятельности".

Эффективность предлагаемой новой хозяйственной структуры будет обеспечена в соответствии с разделом "Развертывание системы стратегического управления". Главное здесь, как считают эксперты, создание при президенте РФ Государственного комитета по стратегическому планированию. Он будет работать в координации с правительством РФ.

      Поворот

     Многие аналитики считают разработки советника президента РФ академика Глазьева программой возврата к советской системе хозяйства. Некоторое сходство действительно есть - вплоть до фактического создания Госплана. Другие же проводят параллели с экономической структурой КНР, доказавшей свою эффективность. Есть и такие, которые обнаруживают аналогии с иранской системой, сконструированной для борьбы с санкциями.

Это, конечно, важно. Но не в сходствах и различиях главная проблема. Центр вопроса - в реализации задуманного. Очевидно, что действительно предлагается поворот влево. Он может быть эффективным - принципы советской плановой системы успешно использовали даже в Соединенных Штатах для выхода из "Великой депрессии" тридцатых годов прошлого века.

      Но как воплотить эти принципы в практику сегодняшнего дня?    Очевидно, что в России существуют силы, которые связывают свои личные огромные богатства с либеральной рыночной экономикой. И они используют имеющиеся у них немалые возможности при защите именно ее принципов от любых попыток усилить государственный контроль над рынком. Для олигархов не важно, что альтернатива просматривается четко - активизация государственного регулирования или нанесение огромного ущерба национальной безопасности, вплоть до потери экономической самостоятельности страны.

     Чтобы скомпрометировать всякие попытки сдвинуть ситуацию влево, запускаются серьезнейшие пропагандистские акции. На повестку дня вытаскиваются разные страшилки, призванные убедить народ в том, что в социализме главное - это репрессии и мучительство. Эксперты отмечают: как только появился некий серьезный документ, анализирующий перспективы государственного регулирования экономики, так сразу же была активизирована антисоциалистическая пропаганда. И, в частности, загрохотали антикоммунистические пропагандистские залпы о предстоящем захоронении останков детей последнего российского царя. Не важно, что останки эти были обнаружены давно и ждали упокоения несколько лет. Главное - громко проклясть "ужасы большевизма", используя для этого любой, даже самый трагичный повод. А на фоне исторического кошмара "скучная" экономика с клеймом "красного госплановского прошлого", глядишь, и сама по себе станет не очень привлекательной.

        Александр ДРАБКИН. Политический обозреватель "Правды"

 

 

Владимир Винников. Доклад Глазьева: решение о смене экономического курса России?

       Тот шабаш, который развернулся в либеральных масс-медиа вокруг доклада Сергея Глазьева «Конкурентный потенциал России и пути его реализации для обеспечения национальной безопасности», представленного для обсуждения и оценки в межведомственную комиссию Совбеза РФ по безопасности в экономической и социальной сфере, ничуть не удивляет.

        Точно так же не удивляет факт того, что документ советника президента, предназначенный для закрытого обсуждения в органе Совбеза РФ (пусть и на уровне заместителей министров) еще до этого обсуждения оказывается в распоряжении соответствующих масс-медиа, которые начинают соревноваться в том, кто из них активнее и «смачнее» оплюёт автора доклада — да так, что пресс-секретарь президента России вынужден будет публично заявлять: взгляды Глазьева на те или иные проблемы далеко не всегда совпадают со взглядами Путина, и наоборот.

        Про вероятный источник подобной утечки даже нет смысла говорить: как подчеркнул еженедельник «Коммерсант», «общая логика господина Глазьева с идеологией правительства Дмитрия Медведева и руководства Банка России несовместимы». То есть не один и не два, и не три — любой из тех заместителей министров, кто входит в состав упомянутой выше межведомственной комиссии Совбеза РФ, мог передать «своим» журналистам текст доклада — и те, даже без всякой дополнительной команды «фас!», прекрасно понимают, что надо делать дальше.

       Гораздо интереснее другое. Что, Глазьев, будучи официальным советником президента России, делал свой доклад не для него, а для оценки «коллегией замминистров»? Согласитесь, что это ерунда и бессмыслица. Или что Путин, поручив Глазьеву сделать такой доклад, не стал знакомиться с его содержанием и дал поручение передать его на обсуждение, то есть «на съедение» в Совбез заместителям министров, чьи позиции, да и позиции их шефов-министров, по обсуждаемым вопросам он знает заранее? Тоже более чем странно…

        Сопоставим эти неясности со временем появления на свет глазьевского доклада: Россия живет в условиях санкций, падения мировых цен на нефть, обменного курса рубля и экономического спада уже не первый месяц — но никаких изменений ни политического (антизападного), ни социально-экономического (прозападного) курса Кремля как не происходило, так и не происходит. То ли они настолько не связаны между собой, что вообще не могут противоречить друг другу, то ли мы упускаем из виду какие-то сверхважные факторы, по отношению к которым и первое, и второе является необходимыми служебными функциями — не менее, но и не более того.

        Однако, чем бы ни объяснялась необходимость продолжения «ультралиберального» социально-экономического курса правительства РФ, сегодня уже очевидно, что оно попросту невозможно, поскольку делает невозможным дальнейшее существование нашей страны в качестве единого государства.

       Точно так же очевидно, что нынешний состав российского правительства никакого иного курса по множеству причин не то, чтобы не сможет проводить, но категорически не хочет, поскольку не видит в этом никакого смысла — как в запрете импорта пармезана и в раздавливании оного, уже как контрабандного товара, гусеницами бульдозеров. «Мобилизационный рывок» — это для них ругательство, «неошумпетерианство» — что-то вроде дурной болезни, а государственные инвестиции в экономическую сферу — попытка чесать левой рукой правое ухо.

        В данной связи единственно верным будет предположение о том, что доклад Глазьева, брошенный замминистрам Совбеза, во-первых, является свидетельством того, что «наверху» некое решение о смене курса всё-таки принято (и дело здесь прежде всего в том, что Россия действительно «разворачивается на Восток»), во-вторых, он должен послужить своего рода лакмусовой бумажкой для фиксации недееспособности финансово-экономического блока правительства Медведева к работе в новых условиях, а в-третьих, это последний сигнал всему Западу, что такой «восточный разворот» России может быть если не остановлен, то, во всяком случае, серьёзно замедлен — но лишь при выполнении целого комплекса политических и, опять же, финансово-экономических условий.

       [Тезис о принятом новом курсе опроверг пресс-секретарь президента Двитрий Песков в недопустимой форме. - Ред. сайта "za-nauku.ru"]

      Впрочем, судя по описанной выше реакции либеральных масс-медиа, данный сигнал не только не принят, но даже не понят как сигнал. Что ж, кого Аллах хочет наказать, того лишает разума, как говорят мусульмане. Которых, кстати, сегодня на Западе (и особенно в Европе) становится всё больше и больше…

 

Опубликовано на сайте «za-nauku.ru»

 

 

 

Сергей Аксенов. Национализация экономики. Программа преобразований, предложенная Глазьевым, рано или поздно будет реализована

      На днях советник президента РФ Сергей Глазьев представил на комиссии Совета безопасности РФ доклад «О неотложных мерах по укреплению экономической безопасности России». К тексту уже прилипло народное название: «Как не проиграть в войне?» Этим кратким тезисом и определяется всё, что предлагает академик. Констатация факта, что борьба Запада против России имеет характер самой настоящей войны, а вовсе не какой-то «нормальной» экономической конкуренции, дорогого стоит. Точный диагноз — залог успешного лечения и выздоровления. Консилиум «врачей» из Совбеза выслушал докладчика и, видимо, принял предложения к сведению.

      «Лучший банкир» Набиуллина

      Тем временем подоспела наглядная иллюстрация правоты Глазьева, который считает, что Россия с ее нынешним состоянием экономики слишком уязвима и зависима от внешних факторов. Финансовый журнал Euromoney назвал Эльвиру Набиуллину «лучшим главой Центробанка в 2015 году в мире».  Ранее в числе награжденных побывали ливанец, южноафриканец и казахстанец. То есть премия эта — не что иное, как метод поощрения мировой периферии, наподобие других многочисленных премий правозащитного, например, характера. Папуасы любят бусы, так почему бы их не дать им.

       Конечно же, при награждении учитывают «достижения» номинанта. Для объявления самым-самым требуется обоснование. В случае Набиуллиной сказано, что на фоне падения цены на нефть и санкций глава российского Центробанка с помощью «шоковой терапии» смогла стабилизировать финансовую систему и вернуть доверие иностранных инвесторов. Ну, да, с точки зрения Европы и шире — Запада, интересы их инвесторов важнее всего. Для этого, видимо, и существует российский ЦБ, чтобы их соблюдать. А еще — чтобы кредитовать их экономику своими деньгами. ЦБ под руководством Набиуллиной и здесь ведет себя «правильно». Если после начала крымских событий Россия стала забирать свои деньги из американской финансовой системы: с апреля 2014-го по апрель 2015-го вклад РФ в американский госдолг сократился с 116,4 до 66,5 млрд долларов, то начиная с мая 2015-го Набиуллина вновь начала закачивать наши деньги в банки США. В мае 2015-го российский вклад составил уже 70,6 млрд долларов, в июне — 72, в августе — 81,7. Звание лучшего банкира мира призвано закрепить смену тенденции? Похоже, что так. Кстати, в 1997 году, накануне дефолта, Euromoney назвал лучшим министром финансов Анатолия Чубайса.

       Вот для того, чтобы противостоять этой самоубийственной, разорительной для страны тенденции Глазьев и сформулировал набор мер макроэкономического характера, которые, конечно, не столько про экономику, сколько про политику. Про экономическую политику, которую должно вести по-настоящему независимое государство.

       Что предлагает Глазьев

      Национализация — вот ключевое слово, которое верно отражает суть его предложений. И начать автор предлагает с того, чтобы вывести из-под возможного удара валютные активы страны. Средства, вложенные в гособязательства США и других стран, ведущих против России недружественную политику, следует изъять и заменить инвестициями в золото, ценные бумаги стран-членов ЕАЭС, ШОС и БРИКС, капитал международных организаций с российским участием, расширение инфраструктуры поддержки российского экспорта. Проще говоря, переложить деньги страны из чужого кармана, где они лежат сейчас, в свой собственный.

      Далее, ради обеспечения расширенного воспроизводства отказаться от внешних заимствований и перейти на внутренние источники кредита. В том числе за счет средств, хранившихся ранее за рубежом. Для этого ввести практику господдержки частных компаний при «встречных обязательствах перед государством по производству продукции (или оказанию услуг) в определенном объеме в определенные сроки по определенным ценам». Иначе на частные компании будет возлагаться долг перед государством «в размере стоимости непроизведенной продукции». То есть речь идет фактически о расширении практики госзаказа при сопутствующем финансировании под низкий процент. Очевидно, результаты работы «невидимой руки рынка» удовлетворительными признаны быть не могут.

       Субъектами экономики нового типа должны стать преимущественно «национальные компании». Это понятие вводит автор доклада. Такая компания должна быть зарегистрирована в России, принадлежать российским резидентам, не иметь аффилированности с иностранцами, вести основную деятельность «дома» и платить налоги внутри страны. Причем статус «национальной компании» должен быть закреплен законодательно. Только таким компаниям будет предоставляться «доступ к недрам и другим природным ресурсам, госзаказам, госпрограммам, госсубсидиям, кредитам, концессиям, к собственности и управлению недвижимостью, к жилищному и инфраструктурному строительству, к операциям со сбережениями населения, а также к другим стратегически важным для государства и чувствительным для общества видам деятельности». Все в государстве, ничего помимо государства.

        С оффшорной экономикой, в которой не только частный бизнес, но и госкорпорации уводят средства за рубеж, после таких нововведений должно быть покончено. Вывоз капитала будет пресечен набором мер, сочетающих в себе как кнут, так и пряник. Но в основном будет применяться все-таки кнут. Пусть вещи и не называются своими именами, но несанкционированный вывоз капитала будет приравниваться к краже ресурсов у нации. Ответственность будет соответствующей, вплоть до уголовной.

      При этом добросовестным игрокам государство, напротив, готово пойти навстречу, создавая все необходимые условия. Взамен импортированной будет создана своя, национальная, инфраструктура финансового рынка, включая «переход к использованию отечественных рейтинговых агентств, аудиторских, юридических и консалтинговых компаний». Также, по мнению автора, необходимо ввести «отечественные стандарты деятельности рейтинговых агентств и отказаться от использования оценок иностранных в государственном регулировании».

      Логичным продолжением национализации субъектов экономической деятельности станет введение в действие национальной платежной системы, возможно, аффилированной со странами ЕАЭС и БРИКС, взаимные расчеты в национальных валютах, а также запуск системы межбанковских расчетов, аналогичной ныне действующей S.W.I.F.T. Ее разработка и внедрение в России уже движется к завершению.

      Стройная система протекционистских мер венчается предложением закрыть в России эпоху дикого рынка и выстроить систему государственного планирования экономики. Речь, конечно, идет не о выпуске того или иного количества носков и трусов на душу населения, а о «разработке долгосрочных прогнозов и концепций, среднесрочных программ и индикативных планов достижения согласованных и утвержденных целей развития». Причем на срок до пяти лет. Знаменитые пятилетки! Для реализации столь амбициозных задач предлагается создание Государственного комитета по стратегическому планированию при президенте РФ. Правительство «курит» в сторонке? Похоже, что так.

      Оценки программы

     Ярко выраженный национальный характер программы Глазьева определил и отношение к ней экспертов. Их мнения резко разошлись. Либеральный окрас того или иного эксперта определяет резко негативное отношение к инициативе. «Красно-коричневые», напротив, яростно поддерживают экономиста. Претензии первых сводятся к тому, что в России нет конкурентноспособной индустрии, и поэтому направленные в экономику средства не дадут эффекта, а только подстегнут инфляцию. Они предпочитают не замечать, что в основе программы Глазьева как раз и лежит создание и развитие производства. Деньги здесь лишь средство, инструмент развития. Похоже, что либералы в принципе не верят в свою страну и считают внешнюю зависимость средством борьбы с «сиволапыми».

        Национально ориентированные эксперты, напротив, считают, что если хочешь навести в своем доме порядок, нужно взять веник и подмести пол, починить мебель, сделать запасы на зиму, а не бегать к соседям по лестничной площадке, заискивающе заглядывая им в глаза и спрашивая, как следует поступать в том или ином случае. Спору этому столько же лет, сколько и стране — много веков. И каждый раз, пусть и с трудом, но национальные силы одерживали верх, и очередная модернизация происходила. Смуты заканчивались, войны выигрывались, а страна обновленная жила дальше. В предложениях Глазьева нет ничего необычного или экстравагантного. Это нормальная программа здорового государства, желающего опираться в первую очередь на собственные силы. Любой лидер страны, желающий ее усиления, вынужден будет делать нечто подобное. С Глазьевым или без.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Please reload