• Facebook Clean
  • Twitter Clean

Андрей Иванов. Нужны ли патриоты государству?

08/22/2015

Андрею Макаревичу — поддержка, защитникам Донбасса — тюрьма.

Олег Миронов (справа) и адвокат Дмитрий Аграновский в суде (Фото: Валерий Шарифулин/ТАСС)

 

       18 августа Замоскворецкий суд Москвы приговорил активиста незарегистрированной партии «Другая Россия» Олега Миронова к трем годам лишения свободы строгого режима. Причиной стала акция на концерте Андрея Макаревича в сентябре 2014 года. Миронов был признан виновным по ч.2 ст. 213 («хулиганство») и ч.2 ст. 116 («побои»). В своем последнем слове Миронов не признал вины и заявил, что считает Макаревича предателем в связи с его антироссийскими высказываниями, который неоднократно критиковал действия России вокруг ситуации на Украине.

         Напомним, Андрей Макаревич 15 марта 2014-го принял участие в так называемом «Марше мира», а в августе того же года выступил с концертом в украинском городе Святогорске и посетил только что занятый украинскими войсками Славянск.

        25 сентября прошлого года Олег Миронов попытался сорвать концерт Макаревича в Москве. Он стал выкрикивать «Макаревич — предатель!», разбросал листовки и, по версии следствия, распылил в зале газ из баллончика. Буквально сразу Миронов был нейтрализован охраной, а концерт вскоре продолжился. Как утверждает сам Миронов, он не хотел причинить никому вреда, а газ распылил поверх голов.

        Известно, что Миронов собирал помощь для воюющего Донбасса и собирался сам ехать добровольцем. На суде Олег заявил, что считает Макаревича носителем менталитета людей, называющих Россию «эта страна».

        Донбасс вновь пытается объединить территории, не желающие жить под «майданной властью»

         «Он (Макаревич — „СП“) приехал в зону карательной операции. Он осуществил действия по поддержке карателей. Люди, которые убивают людей в Донбассе, обстреливают города, — у них, конечно, есть какие-то сомнения человеческого характера. Когда рядом с ними находится такое серьезное лицо, которого они знают и которому они доверяют, то у них возникает чувство, что они правильно делают, что убивают детей», — прокомментировал ранее поездку Макаревича в занятые украинскими войсками районы Донбасса депутат Государственной Думы от «Единой России» Евгений Федоров.

         Тем не менее, действия Макаревича не повлекли за собой никаких последствий. Выразивший протест Олег Миронов признан виновным.

          В защиту Миронова выступали известные общественные деятели, среди них писатели Александр Проханов, Сергей Шаргунов, Захар Прилепин, писатель и доверенное лицо президента России Марина Юденич. Однако просьба учесть мотив содеянного, похоже, никак не повлияла на приговор.

         Решение Замоскворецкого суда для «СП» прокомментировал адвокат Олега Миронова Дмитрий Аграновский:

        — Строгий режим отбывания наказания был назначен Олегу Миронову в связи с рецидивом. Ранее он был судим по статье 111 части 1. Но это было давно, и прежнее дело с нынешним никак не связано. Суд был вправе рецидив не учитывать, и суд был вправе назначить условное наказание или дать срок ниже низшего, но он этого не сделал. Если рассматривать правило рецидива, то наказание назначено минимальное, Уголовный Кодекс требует не менее одной трети от максимального наказания. Но ведь можно было изменить квалификацию и правило рецидива не применять. Так что этот приговор я считаю жестоким и показательным.

         Формально прокурор и суд говорили о смягчающих обстоятельствах. У Олега на иждивении ребенок и неработающая жена, есть хорошие характеристики с места жительства и работы. Прокурор и суд даже признали, что Миронов занимался общественно полезной деятельностью, помогая собирать помощь Донбассу. Формально всё это было учтено. Но на выходе дали три года строгого режима.

        «СП»: — Среди обвинений значатся «побои», но Миронов вроде бы никого не бил.

        — Статья говорит о побоях или иных насильственных действиях, причинивших физическую боль. Эту статью можно было не применять, но ее применили. Но что к этому идет, мы знали. Миронову шесть раз изменяли обвинение в сторону отягощения. Мы говорили об этом всем, но, может, нас не слышали.

         Надо просто понимать, что ваш патриотизм в суде не будет учтен. Посмотрите, как жестко и сплоченно либеральная общественность выступила в защиту Светланы Давыдовой, и дело в ее отношении было прекращено. Можно вообще сравнить дела либералов и дела патриотов — вы увидите, что к либералам относятся намного снисходительнее. Можно вспомнить и дело, не связанное с политикой. В октябре прошлого года молодой человек распылил газовый баллончик в вагоне метро, и речь шла об административной ответственности. Можно вспомнить Екатерину Мальдон, которая на концерте Михаила Пореченкова кинула в артиста игрушечным металлическим пистолетом, довольно тяжелым. Она вообще не привлекалась ни к какой ответственности. И таких случаев очень много. А вот таких жестких приговоров за политическую акцию, как для Олега Миронова, раньше, пожалуй, не было. Почему-то к лимоновцам у властей особое отношение.

         Еще хочу заметить, что, наверное, напрасно Олег отказывался обращаться в Европейский суд. В суде ценится не ваш патриотизм, а эффективность защиты. Я уверен, что Европейский суд придал бы жалобе Миронова приоритет. Но он из патриотических соображений сказал мне этого не делать.

        «СП»: — Сам Макаревич не настаивал на таком суровом приговоре.

         — Макаревич сказал, что против «посадки» Миронова. Он заявил, что если Миронов — тот самый человек, в чем он сомневается, то он свое отсидел. Был еще потерпевший, который Миронова тоже не опознал, сославшись на темноту в зале, где проходил концерт. Фактически, обвинение строилось на признательных показаниях самого Миронова, которые он дал еще до меня. Он хотел объяснить смысл своей акции, хотя надо было просто молчать.

         Ему еще вменяют сопротивление, но все охранники и потерпевший сказали, что Миронов сопротивления не оказывал. Так что приговор я считаю неправильным.

         «СП»: — Будет ли обжалование дела?

          — Да, будем обжаловать в судебную коллегию по уголовным делам Мосгорсуда.

          — На мой взгляд, приговор Миронову — проявление вопиющей недальновидности системы, — уверен ведущий телеканала «Россия 1» Константин Сёмин. — Сотворенное Мироновым было сделано не просто так. Он выразил общенародное возмущение. Я сейчас читаю много откликов на мой пост в блоге, посвященный приговору. Люди пишут, что надо во всём следовать букве закона и сравнивают поступок Миронова с выходкой «Пусси Риот». На мой взгляд, именно фотосессию Макаревича в Славянске в момент, когда гибли люди, можно с большим правом сравнить с кощунством в Храме Христа Спасителя.

        Миронов выразил от лица бессловесного большинства возмущение ненаказуемым предательством. Все подсознательно понимают, что если предательство не вызывает порицания, то возникает новое предательство. Если бы Макаревич не разъезжал по Донбассу, то Олегу Миронову не надо было приходить на концерт.

         «СП»: — Но Макаревич не совершал насилия, просто выразил свое мнение.

         — Но можно ли представить, чтобы во время Великой Отечественной советские артисты заехали на другую линию фронта, сфотографировались там, вернулись обратно, и это осталось бы без последствий?

           Если общество и государство не реагируют на предательство, то находятся какие-то силы, которые реагировать пытаются. В отдельные моменты это может пересекать рамки приличия или даже приближаться к рамкам законности. Но если ничего не делается, то это естественно. Если бы поступок Макаревича должным образом был оценен государством и обществом, то ни за что бы на свете Миронов не пошел на концерт. Олег вообще ехал добровольцем в Донбасс.

           Я считаю, что это неправильный и неуместный приговор, который увеличивает разрыв между государством и народом.

        — Власти решили поддержать Макаревича и заодно продемонстрировать патриотической общественности, что она ничего не значит, — считает политолог Павел Святенков. — Мол, Макаревич — настолько уважаемый человек, что нет никакой разницы, выступает он за власть или против нее.

         Мы имеем этакое дело «Пусси Риот» наоборот. Властям было настолько важно продемонстрировать уважение к Макаревичу, что они подорвали собственную риторику. После приговора Миронову трудно будет говорить, что в России есть какие-то «скрепы», какое-то консервативное государство и прочее в этом духе. Ведь очевидно, что при подобном приговоре надо говорить, скорее, о классовом разделении на «уважаемых» людей и «неуважаемых», нежели о «скрепах» и консерватизме. Власти из классовой солидарности поддержали критика политики России в Донбассе.

         Власти продемонстрировали, что плевать они хотели на своих сторонников, на всех, кто поддерживает их в вопросе Украины. Дело Миронова будет очень серьезным аргументом в пользу того, что власти неискренние, готовы вытирать ноги о своих союзников. Скорее всего, эта история оттолкнет людей от власти, даже тех патриотов, кто искренне власть поддерживал.

        «СП»: — Почему Макаревич при всех его поступках для власти свой?

        — Макаревич классово близкий власти. Макаревич не миллиардер, но речь идет о социальном слое. С точки зрения власти имущих, Макаревич принадлежит к ним, а мнением остальных можно пренебречь.

 

"Свободная пресса"

Please reload