• Facebook Clean
  • Twitter Clean

Алексей Верхоянцев. Пикалёво ничему не научило

07/28/2015

      

 Рабочая поездка премьер-министра РФ Д. Медведева в Иркутскую область (Фото: Александр Астафьев /пресс-служба правительства РФ/ ТАСС)

     

        248 моногородов России уже в кризисе, либо близки к нему. Такую грозную статистику привёл премьер-министр РФ Дмитрий Медведев в городе Усолье-Сибирском. По его словам, социально-экономическое положение лишь 71 российского моногорода из 319 можно оценить как стабильное. Поясним: речь идёт только о городах, жизнь которых полностью зависит от единственного крупного градообразующего предприятия.

       «В моногородах, по тем критериям, которыми мы руководствуемся, проживает почти десятая часть населения России, то есть около 14 миллионов человек», — сказал Медведев на совещании по созданию территорий опережающего социально-экономического развития в моногородах, которое проходит в Усолье-Сибирском, где законсервировано именно такое градообразующее предприятие.

        При этом глава Кабмина отметил, что сейчас в бюджете недостаточного денег на бедствующие моногорода. Поэтому Медведев посчитал важным оперативно отобрать те из них, где в качестве пилотных проектов будут создавать территории опережающего развития (ТОР). По словам министра экономического развития Алексея Улюкаева, для этого уже отобрали 11 моногородов. Окончательное решение будет принимать правительственная комиссия.

       При этом Улюкаев сообщил, что бюджетные траты на такие населенные пункты растут. В прошлом году на их развитие выделено 3 миллиарда рублей. В текущем — 4,5 миллиарда. На следующие два года — еще почти по 11 миллиардов рублей. Общая сумма расходов по этой статье бюджета превышает, по словам министра, 39 миллиардов рублей.

        Если сравнить, скажем, с тратами на подготовку к проведению чемпионата мира по футболу — сумма довольно скромная. Но дело даже не в этом. И даже не в том, что правительство собирается помогать лишь жителям 11 кризисных городов, при этом умалчивая, что же делать тем, кто живёт в остальных?

       Эксперты «СП» считают, что вывести из кризиса моногорода при нынешней экономической политике в России невозможно.

       — Часть из них спасти при всём желании не удастся, — говорит генеральный директор Института региональных проблем Дмитрий Журавлёв. — В других проблемных городах ситуацию теоретически исправить можно. Но возникает вопрос: если не исправили раньше, когда экономическая ситуация была более благоприятная, то почему получится сейчас?

       Задача сама по себе сложная. Что означает территория опережающего развития? Предполагается, что это территория, на которой создаются оптимальные условия для бизнеса. Туда могут прийти инвесторы. Но для моногородов вопрос не только в том, что денег им не хватает. Но и том, куда финансы вкладывать, если они вдруг свалятся с неба.

       Много говорят, что там необходимо развивать малый бизнес. С одной стороны звучит логично: малый бизнес развивается быстро, даёт рабочие места и налоговые поступления в городской бюджет. Но в России малое предпринимательство, в основном, связано с торговлей и сферой услуг. Если единственный в городе завод работает хорошо, работники вовремя получают зарплату, то и малый бизнес чувствует себя неплохо. А вот если завод загибается, то вслед за ним в упадок приходят и рестораны, и салоны красоты.

       С помощью малого бизнеса можно решить проблему трудоустройства людей, которые не хотят работать на градообразующем предприятии. Но проблемы города не решишь.

       Второй, более длительный и дорогостоящий путь спасения моногородов, — модернизация существующих производств и, возможно, создание новых. Здесь не обойтись без инвесторов, налоговых и прочих льгот. Но помимо вложения денег необходимо понять, какие заводы строить и какая продукция будет востребована на российском и мировом рынках?

       От того, что просто возникнут два завода вместо одного, проблемы города не решатся. Я бы даже сказал, что для спасения моногородов необходима новая индустриализация страны. Необходимо системное развитие экономики. Но здесь вопрос: готово ли наше государство сегодня стратегически планировать развитие собственной экономики? Пока признаков этого не видно.

        «СП»: — А перепрофилирование существующих заводов не станет ли более дешёвым и эффективным решением, чем создание новых?

       — Перепрофилирование — дело хорошее. Но тут всё те же проблемы. Надо найти потребителя. И не одного. Необходимо добиться, чтобы товар был не только качественным, но и конкурентоспособным в цене.

       Например, во времена массовой конверсии времен «перестройки» у нас уже был отрицательный опыт. Военное производство весьма затратно. И большая проблема так его перестроить, чтобы вместо ракет завод принялся выпускать недорогие сковородки. Тем более, что моногород в этом случае не перестаёт быть моногородом. Остаётся риск, что со временем невостребованными окажутся уже и сковородки.

        Нужна диверсификация производств. Грубо говоря, чтобы в одном городе было пять заводов, и чтобы они производили разную продукцию.

        Советская система шла по пути укрупнения. Собственно, так   возникла большая часть моногородов — строился завод, а вокруг возникал город. В условиях планового хозяйства это было приемлемо. В условиях рынка — начались дикие сбои.

      «СП»: — О чём говорит увеличение финансирования развития моногородов, несмотря на экономический кризис?

         — Естественно, чем дольше не решается проблема моногородов, тем она острее. Потому что у построенных в большинстве своём в советское время предприятий заканчивается «запас прочности». Но с другой стороны, выделенные на решение проблемы деньги довольно невелики. Для сравнения — только на реконструкцию стадиона «Лужники» планируется потратить около 20 миллиардов рублей.

        Но главное, повторюсь, даже не в недостатке денег, а в эффективности их использования. С этим пока не очень. Мне приходилось слышать от некоторых экспертов предложения такого рода: а давайте в моногородах ВУЗы откроем. При этом никто не думает о том, что будет, когда через пять лет студенты получат образование? Куда они устроятся в своём моногороде? На такие программы никаких денег не хватит.

        Несколько лет назад уже была принята программа развития моногородов, о которой никто сейчас не вспоминает. После событий в Пикалёве в Госдуме «горячие головы» даже ставили вопрос об отдельной строке в бюджете. И где результаты? Я боюсь, как бы и на этот раз всё не ушло в слова.

       — Шесть лет назад был создан фонд моногородов, — рассказывает заместитель генерального директора Международного центра развития регионов Олег Столяров. — Деньги из него брали очень редко. Почему? Да потому, что фонд финансировали сами регионы. И они же решали: тратить или не тратить вложенные средства? Если моногород не доставлял больших хлопот региону, то он старался экономить.

        У нас привыкли все проблемы гасить деньгами, не разбираясь с каждой конкретной ситуацией. Причём, деньги дают как на «тришкин кафтан». Проблема моногородов деньгами не решается. Она имеет много общего с проблемой развития регионов в целом.

        Например, Министерство Дальнего Востока существует уже три года. И что они определили за это время? Какой товар можно производить на территориях опережающего развития, чтобы он был востребован на рынках АТР? Дальше нефти и газа дело не идёт.

       Спросите у министра Дальнего Востока Александра Галушко (профессора ВШЭ, между прочим): почему до сих пор не определено, сколько и какие специалисты нужны ТОРам? Где хоть один «упакованный» проект, который в стадии разработки? Бизнес-модель ТОР не проработана.

        Был фонд моногородов — не сработал. Логика чиновников: давайте, мол, и дальше раскручивать идею ТОРов, чтобы было о чём отчитываться.

     «СП»: — А какое решение предлагаете вы?

       — Вот, например, корейцы прекрасно решили проблемы тех городов, где была высокая безработица. Они обязали чеболи (мощные промышленно-финансовые конгломераты) около половины своих разработок делать для малого бизнеса. И в небольших корейских городах возникли предприятия, которые производят востребованную современную продукцию.

        Надо и в России создавать бизнес-модель развития моногородов. У нас же Министерство промышленного развития занимается неким наблюдением, мониторингом ситуации, снимая с себя все обязательства. Только деньги время от времен «отщипывает» от бюджета.

        А надо как в том же Китае — ставить конкретную рыночную задачу, и подключать государство к её реализации.

        «СП»: — Может нынешние либеральные экономисты не очень и хотят решить эту проблему? Мол, люди сами понемногу разъедутся…

        — Я думаю, главная проблема, что у нас компетентные люди среди чиновничества заменены лояльными. Поэтому дальше разного рода бумаг и программ ничего не идёт. «Давайте выделим сколько-то миллиардов, потом смотрим, что выйдет». А выходит часто одно и то же — половина денег разворована или потрачена неэффективно…

 

 

 

 

 

 

 

Please reload