Эдуард ГАЛИМУЛЛИН. Чем страна не похожа на государство?


Схватки происходят не только на полях реконструкции исторических событий, например Бородинской битвы, но и в сознании людей

Не так просто однозначно оценить «квасной патриотизм», как и вредоносность «белоленточников»

Современный мир находится в процессе переустройства, однако, несмотря на всю очевидную конфликтность миропорядка, ощутимы и тенденции к сближению стран, образованию новых экономических, политических, культурных и военных организаций. В этих условиях патриотическая устремлённость граждан той или иной страны может стать детерминантом развития, подспорьем для стратегического планирования, но может и завести в тупик.

При всей, казалось бы, ясности, ответ на вопрос, что такое патриотизм, не так прост. Если обратиться к истории, то, например, Ленин определял это понятие как «одно из наиболее глубоких чувств, закреплённых веками и тысячелетиями обособленных отечеств». А известный ирландский драматург, лауреат Нобелевской премии в области литературы Бернард Шоу характеризовал патриотизм как «убеждение, что твоя страна лучше других потому, что именно ты в ней родился».

Существуют ещё десятки, даже сотни других определений, но, видимо, ни одно из них не является исчерпывающим… Каковы истинные мотивы и цели патриотизма? Выгоден ли он государственной власти? Как наилучшим образом его воспитывать и культивировать?

Недавно я побывал в одном из отделений Пенсионного фонда РФ, расположенного неподалёку от моего дома на юго-западе Москвы.

На пропускном пункте меня встретили две сотрудницы фонда.

– Чем можем помочь? – спросили они.

– Добрый день! Хочу обратиться к вам по поводу назначения пенсии в связи с потерей кормильца, – ответил я заранее подготовленной скороговоркой.

– Да, конечно. Будьте добры – в каком регионе вы проживаете?

– В Татарстане.

Одна из сотрудниц обернулась к подруге:

– Татарстан ведь у нас зарубежье?

– Да, – без тени сомнения подтвердила та.

И тут же в один голос они заявили:

– Вам не сюда, молодой человек. Здесь только по России обслуживаются.

Пришлось сделать некоторые «географические» уточнения, но позже я даже сокрушался, что упустил возможность войти в роль, прикинувшись «иностранцем». Интересный диалог мог бы получиться…

В одной заметке «Московского телеграфа» за 1826 год поэт и литературный критик, князь Пётр Андреевич Вяземский впервые употребил термин «квасной патриотизм». Что значит «квасной»? Белинский как-то писал: «Терпеть не могу я восторженных патриотов, выезжающих вечно на междометиях или на квасу да каше».

Квас – традиционный русский напиток, своеобразный символ родного и отеческого. В контексте противостояния славянофилов и западников выражение «квасной патриотизм» повсеместно применялось вторыми для обозначения, как им казалось, чрезмерно восторженной, а порой и упрямой приверженности всему исконно русскому. Нередко данный термин употребляется и ныне, особенно на страницах газет, журналов и интернет-ресурсов либеральной направленности. Характеризуют им тех людей, которые ежедневно смотрят выпуски новостей на Первом канале, ходят на провластные митинги и поддерживают любую, пусть даже и кажущуюся совершенно безрассудной, инициативу государства, лишь бы только она была направлена на удовлетворение или защиту «национальных интересов».

Действительно, радуют усилия, прикладываемые руководством страны и заинтересованными гражданами в сфере воспитания патриотизма. Учебники истории, прославляющие славные подвиги бесстрашных представителей многочисленных народов России, увеличение теле- и радиопередач по данной тематике, реставрация древних, почти забытых культурных традиций и обычаев – это ли не воспитание настоящего патриотизма, средство чёткого обозначения национальной идентичности в условиях бурно меняющегося мира? Да. Но всему есть предел. У всех понятий и явлений есть границы, при размывании которых их истинный смысл искажается или теряется.

Можем ли мы, например, утверждать, что любовь к стране и любовь к государству есть одно и то же? Могут ли они пересекаться? В какой степени допустима критика в адрес правящей политической элиты при сохранении восприятия тебя (и себя) как патриота, а не сотрудника иностранной разведки, «белоленточника» и члена «пятой колонны»? Кто, в конце концов, более патриотичен: противник действующей власти, разбирающийся при этом в истории страны и способный предложить помимо каких-то акций протеста программу определённых (пусть не всегда бесспорных) социально-экономических реформ, или сторонник курса правительства, заявляющий о своей бескрайней любви к родине, её истории и традициям, но при этом не очень разбирающийся даже в типе государственно-территориального устройства?

Ответ вроде бы очевиден: первый более выгоден стране и населяющим её народам, а второй – государству. Второй, условно скажем, «квасной патриот», в своих порой благородных устремлениях совершенно не различающий понятия «страна» и «государство», безусловно, выгоден власти, обеспечивает ей необходимый уровень доверия и поддержки. С другой стороны, так ли уж важно доскональное знание исторических фактов для того, чтобы гордиться своей страной в настоящем? Кто знает…

Здесь можно и нужно дискутировать, вспоминать классиков, рассуждать. Понятно, моя небольшая статья – это не формат. Однако это возможность в тезисной форме набросать некоторые моменты формирующегося российского патриотизма (с надеждой, разумеется, на его укрепление и качественное развитие), предоставив тем самым читателям пищу для дальнейших размышлений.

А по поводу произошедшего в Пенсионном фонде случая хотелось бы выразить поздравление былым «татарским сепаратистам», поскольку в определённой мере их борьба не была лишена смысла, раз спустя двадцать с лишним лет (после неразберихи с соответствием Конституций некоторых субъектов федеральной Конституции) существуют ещё те, кто считает Татарстан заграницей. Как и удивиться уровню образования в стране – и не только по предмету «география».

Комментарий

Александр Кудряшов.

Тема сложная, а статья коротенькая. Вопрос не в том, быть или не быть патриотизму, а в том - каким ему быть! Патриотизм - интегральный моральный базис общества, основное средство консолидации, превращающее население в народ. Любить своё Отечество, Родину нужно, как бы этому не мешало государство. Но по нынешним меркам сложновато. И рад бы не путать "Отечество", но мешают "Ваши Превосходительства". Сегодня о патриотизме много разговоров. и тон задаёт власть. Прямо как в США, учредившими после известных событий День патриота и отмечаемый там 11 сентября после 2001 года. А у нас своеобразной меткой-событием стал даже не Крым, а огромные митинги на Поклонной и в "Лужниках", как альтернатива услышанному властью опасного шума на Болотной. Помните ВВП со слезами глазах и призывом-цитатой "...так умрёмте ж под Москвой!.." Вот-вот. Нестабильному, бесформенному и слабо развитому нынешнему чувству патриотизма решили придать ускорение и новое содержание. Выделено много денег и если их не разворуют патриотические "подрядчики", то должны появиться новые фильмы, песни, почины и прочее. Понятно, что это будет что-то вроде "Солнечного удара". "Адмирала" и других. Конечно, власть ежедневно приходит в дом через ТВ с рассказами, как мы растём экономически, духовно и как сопротивляемся врагам, но патриотизм лучше всего воспитывается повседневной жизнью и в местах встречи человека и гражданина с государством - управах, мэриях, судах, милиции-полиции и прочих властных кабинетах, в школах и больницах и тех отделениях ПФ РФ. И вот тут часто хочешь-не хочешь, а уходишь во "внутреннюю эмиграцию". Есть две принципиальные вещи, которые делают население народом: принимаемый большинством взгляд на прошлое, трагическое и героическое одновременно, но в целом позитивно воспринимаемое, и общие планы на будущее. Скажите, это у нас есть? Нет. В повседневной жизни лично я интересую власть только как избиратель и плательщик за всё и вся, прежде всего налогов. Может быть, ещё для переписи населения. Подозреваю я власть в том, что патриотизм у нынешних "превосходительств" неискренний, как говорил Л.Толстой - "корыстный", - преследует цели скрыть провалы в политике, удержать власть или карьеру. И главное сомнение в патриотичности нынешней элитки - жизнь на два дома, компрадорство, космополитизм и обратная сторона этого - внутренняя антисоциальная, регрессивная политика. Ну не могу я видеть в железняках и абрамовичах всех мастей патриотов. Мы, получается, живём в разных странах. Вряд ли совместимы патриотизм и Маммона. Но патриотизм железняков как раз мамонный, классовый. Вешатель Столыпин, оказывается, патриот, на памятник которому и президентской зарплаты не жалко, а вот Сталин - только преступник. Но ведь это не так. А деньги на памятники ему жертвуют люди победнее. Вот и получается, что властный патриотизм - троянский конь либерально-компрадорской власти. А элитка, помимо повального воровства и отнимания у человека всего, чем он располагал ранее, ещё и без устали обгаживает мою истинную Родину -СССР. В угоду себе и "цивилизованным", в том числе англосаксам и евреям, которые сами-то и сохранились, как нации, только уважая и поддерживая консервативные национальные обычаи, традиции, вкусы, взгляды и прочее... А у нас всё время сомнения - нужен патриотизм или пора от него отказываться. Как это было в 20-е или 90-е годы. Помнится, как та же "ЛГ" писала в 90-е о том, что патриотизм умер. Спохватились. Их счастье, что многие воспитаны на есенинских, а не солженицынских строках: "...Но и тогда, когда во всей планете, пройдёт вражда племён, исчезнет ложь и грусть, - я буду воспевать всем существом в поэте шестую часть земли, с названьем кратким "Русь"...". Ныне уже одна седьмая часть, на одной бывшей части запрещают само слово "Русь", а патриоты ныне - это те, кто противостоит друг другу на бывших частях былой единой Родины... . А в школах Солженицына предпочли Есенину...

Литературная газета, № 29, 2015

  • Facebook Clean
  • Twitter Clean